Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Вашингтоне
Портал русскоговорящего Вашингтона
Русская реклама в Балтиморе
Портал русскоговорящего Балтимора
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню
Медиа

Страсти по киберспорту

Автор: Татьяна Серафимович

Мы желаем, мечтаем, строим планы. Кто-то ставит конкретные и вполне приземленные цели, кто-то – глобальные. И обычно мы надеемся, что дорогие сердцу люди помогут в начинаниях и продолжениях или, хотя бы, оценят наши стремления…

Ну а мы в ответ, готовы ли мы поддержать родных и близких на их пути к задуманному? Помочь материально, дать дельный совет, вовремя похвалить и проявить искреннее внимание? «Да, конечно!» – тут же скажут многие. А что если вы считаете, что дорогой вам человек взял курс на неверную цель, что он преследует несбыточную мечту и просто теряет время, что он допускает ошибку и стремится не к тому, к чему нужно… Будете ли вы всячески помогать ему в таком случае или постараетесь переубедить, направить на другой путь?

Эти вопросы могла бы задать себе героиня нашей сегодняшней истории – Виктория или Вики, как ее называют все друзья, знакомые и родственники. Потому что она регулярно ссорилась со своим парнем на почве его планов.

– Просто ненавижу скандалы. Хотя кто нормальный любит? Никому не нравится ссориться… но по-другому не получалось. Ведь Род пялился в монитор целыми днями.

– Геймер?

– Еще хуже. Ну, как мне тогда казалось… Мой парень решил стать киберспортсменом. Представляете? Участвовать в турнирах, ездить по штатам и странам, жить за счет выигранных призовых и вот это вот все.

– Я так понимаю, Вы восприняли это решение в штыки? Даже как-то странно… Я, конечно, не эксперт в этих вопросах, но мне кажется, что сегодня играют все. Это раньше увлечение видеоиграми было чем-то мальчуковым, и то в постсоветских странах. А в Америке видеоигры – давно уже часть культуры, и в них играют все – и парни, и девчонки, и дети, и взрослые, и школьники, и пенсионеры – это нормально. А в последние лет 10-15, когда такую популярность приобрели всяческие многопользовательские, онлайн, браузерные игры – так тем более. Или я в чем-то не права?

– Даже не знаю, что ответить. Вроде Вы правы, я тоже не против Play Station на вечеринке, у меня в телефоне есть игры. Но одно дело просто поиграть, и другое – пытаться строить на этом свою жизнь. Вы меня понимаете? Профессиональная карьера киберспортсмена – это даже звучит как-то смешно. Хотя нет, даже стремно.

Хотя какое-то время я думала, что Род говорит об этом всем, чтобы отмазаться – чтобы его не напрягали, а дали спокойно поиграть в его любимые шутеры. А за ними он мог сидеть часами, с перерывами только на еду. Я это сто раз видела, так что как-то привыкла. Да у нас так и свидания часто в школе проходили: он приглашал меня домой, мы делали уроки, играли в Play Station и целовались. Только целовались! Ничего больше… это уже потом, после выпускного…

– Но начали встречаться вы еще в школе? Родители не были против?

– Да, мы и встречаться начали из-за школы. Мы с Родом посещали одинаковые классы в старшей школе, он начал помогать мне по учебе, мы подолгу бывали в гостях друг и друга – так и стали встречаться.

Родители были не против, даже за. Им нравилось, что Род такой спокойный и тихий. Они одобряли то, что мы встречаемся, ведь и родителей его уже хорошо знали и были уверены, что дальше поцелуев у нас дело не заходит.

Да и мне тоже нравилось, что Род не тупоголовый качок футболист, не какой-то там пикапер, не типа опасный ганста, наркоман или тусовщик. Круглый отличник, но не ботан, красивый – вот все в нем было классно, кроме этих его постоянных игр. Тем более что была и другая причина, по которой меня это напрягало.

Колледж и киберспорт

У Вики действительно была веская причина, чтобы с предубеждением относиться к видеоиграм. И имя этой причины – Александр, брат Виктории, которого лечили от игровой зависимости еще в России.

– Сколько же проблем у нас было с Сашей из-за его зависимости от игр! Не любви к играм, а именно зависимости. Даже наш переезд в Америку мог сорваться, ведь как раз тогда Саша лечился в Подмосковье, его бы никуда не отпустили врачи. Ну отец бы, наверное, поехал, ему по работе нужно было, второй такой шанс потом бы не выпал, а мы с мамой точно остались бы – не бросать же брата. А переезжать не всем вместе – немного не то.

Но самое главное – то, что творилось с Сашей. Потому что игровая зависимость – это не просто громкие слова. Это болезнь, реально, с диагнозом от врачей. И ее нужно лечить, без лечения никак, поверьте мне. Вам нужно было просто увидеть моего брата тогда, Татьяна, и Вы бы первая сказали, что нужно что-то делать.

Тогда Саша играл в одну ММОРПГ – очень известную, не буду ее называть, дело не в ней. Причем «играл» – это слабо сказано. Он жил в этой игре. Садился с утра в выходной, и только поздним вечером родители кое-как выгоняли его из-за компьютера спать. В будние дни тоже играл до ночи, а если бы не школа, то и весь день напролет зависал бы. Хотя какая там школа! Выпускной класс, подготовка к экзаменам? Пффф – тут: «левел апать надо, новый ивент столько всего интересного» – это его слова, так он обычно объяснял мне, а родителям так вообще ничего не объяснял – думал, не поймут, хотя они у нас вполне современные.

В общем, в игре он просто пропадал. Ему не нужны были игры и фильмы. Ему не хотелось пригласить симпатичную девчонку на свидание. Даже те ребята, с которыми он дружил раньше, как-то перестали с ним общаться, куда-то его звать. По его словам, они ему и не были нужны, ведь у него была куча новых друзей – в игре. Там-то он был настоящей звездой – игроком хай-лвла, грозой PVP, главой клана и что-то там еще. Вообще не выходил из дома и был вполне доволен жизнью.

– А что родители? Они-то уж точно не могли быть довольными…

– Конечно, им это очень не нравилось. Сначала они пытались убеждать и уговаривать. Объясняли, что это всего лишь игра, что она ничего не даст в жизни, что в мире есть куча более интересных вещей, что к жизни нужно быть подготовленными… Но Саша не слушал.

Потом родители стали запрещать. Это тоже не помогало, даже хуже. Когда во время игры срабатывала функция родительского контроля или отец видел, что Саша не реагирует на его слова и просто выключал компьютер, у брата случалась настоящая истерика. Он мог заорать, заматериться, заплакать, запустить в стену мышкой. Кстати, мышки и клавиатуры он менял регулярно, да и столу часто доставалось, когда у Саши просто что-то не получалось в игре.

Видя такую реакцию брата, родители поняли, что нужно что-то делать. И чуть ли не силой повели его по докторам. Те диагностировали у него игровую зависимость и порекомендовали лечение. Саша стал посещать центр реабилитации, и тут отцу предложили работу в США.

– Но брат еще должен был долечиться, поэтому сразу и всей семьей уехать не получалось?

– Да, и отец уже не знал, что делать, то ли ехать самому, то ли отказываться. Мы, конечно, говорили ему, чтобы ехал, но сейчас я понимаю, что мама у меня ужасно ревнивая собственница… В общем, хорошо, что все решилось само собой. Оказалось, что у папиной фирмы возникли какие-то организационные трудности, и его могли принять на должность только через 3 месяца. Ну нам как раз это подходило, за это время Саша уже мог завершить свой курс реабилитации настолько, чтобы переехать. Да и лечащий его врач сказал, что переезд – это хорошо, что новые впечатления помогут.

В общем, у брата были очень серьезные проблемы с играми, и я не хотела, чтобы такие же проблемы появились еще и у моего парня. А симптомы их появления я уже видела, ну, как мне тогда казалось. Род проводил за компьютером все больше времени, все меньше минут у него оставалось на меня, на учебу, на друзей…

– И вел он себя так же, как Саша? Или нет?

– Нет, по-другому. Например, постоянно своими успехами не хвастался, не орал как сумасшедший, когда что-то не получалось или получалось. Правда, выключать компьютер во время его тренировок я все равно как-то не рисковала?

– Тренировок?

– Ну да, он же хотел стать про, настоящим киберспортсменом, а значит не играл, а тренировался. Ну, по его словам, он всегда объяснял это так. Сначала я думала, что это он так прикалывается, потом – что так он отмазывается от родителей. А когда поняла, что он это абсолютно серьезно, то…

Понимаете, я видела перед глазами пример брата, видела и последствия. Да Саша до сих пор посещает психолога, ему до сих пор сложно, ведь сегодня без компьютера и интернета никуда, и он видит рекламу игр на каждом втором сайте. Ему постоянно нужно сдерживаться. Несколько лет для поступления в колледж он уже пропустил, теперь ему приходится и учиться, и работать, причем на какую-то хорошую работу его не берут, потому что образования нет, да еще и эта пандемия.

Понятно, что я не хотела такого же будущего для своего парня. И начала его напрягать по этому поводу. И чем дальше, тем больше, ведь он ни фига на слушал. Я объясняла ему, что все это наивные мечты и какие-то детские хотелки, он объяснял мне в ответ, что я не понимаю перспектив, мы начали ссориться…

Нет, я прекрасно понимаю, что сейчас люди зарабатывают буквально на всем. Кто-то работал 30 лет на пенсию, а кто-то создал удачный стартап, вовремя оказался в тренде, и буквально за год стал миллионером. Кто-то парится в душном офисе, а кто-то – ведет трэвел-блог с миллионами просмотров и гребет деньги лопатой. Все это понятно, но это всегда дело случая, я уверена.

Поэтому я и пыталась убедить Рода в том, что ему нужно пойти в колледж и получить хорошее образование – для страховки, как «подушку безопасности». Он соглашался, что в колледж пойдет, но я же понимала, что он не сможет совмещать учебу со своими многочасовыми тренировками. Ему пришлось бы выбирать что-то одно, и я понимала, что он выберет.

– Мне кажется, что уже тогда Вы смотрели на вещи гораздо более здраво и по-взрослому, чем Ваш бойфренд.

– Ну я вообще не хотела быть какой-то занудой или вести себя как мамочка Рода. Просто, по-моему, если ставишь перед собой какие-то супер-далекие цели, то нужно и как-то подстраховываться. Это логично.

Поэтому я и спрашивала Рода, а что будет, если он так и не станет киберспортсменом, куда он пойдет дальше. Что будет, если у него так и не получится показать себя на турнирах, к которым он столько готовится. Он ведь уже участвовал в нескольких, и безуспешно, никто на него не выходил и не предлагал вступить в профессиональную киберспортивную команду. Он в ответ говорил, что уверен в себе, мотивирован, заряжен и так далее.

Род начинал рисовать мне радужные перспективы: о поездках по всему миру, выгодных контрактах, известности. Я же в ответ спрашивала его, сколько обычных геймеров превратились в киберспортсменов. Это же как актером или певцом стать – это сложно, почти нереально, ведь конкуренция большая. Становятся лишь единицы. Род в ответ говорил, что он и есть эта самая единица, и что ему вообще-то обидно, что я в него не верю.

Примерно так начиналась каждая наша ссора. И со временем мы стали ссориться все чаще, а видеться все реже. Потому что разъехались учиться по разным городам, и видеться начали только на уик-эндах и во время праздников. И с каждой встречей я замечала, что мы с Родом все больше отдаляемся друг от друга.

– А Вы не преувеличиваете? Может, так казалось, потому что вы стали проводить меньше времени вместе…

– Нет, я же чувствовала… Может, у кого-то и бывает так, что чем реже они видятся, тем больше любят друг друга. Я же убедилась, что отношения на расстоянии – лажа. А может, это все Род виноват. Каждый раз, когда мы виделись, он заводил разговор о своем киберспорте, о том, каких успехов он уже добился.

Я же видела, что он совсем не учится, а только просиживает за «тренировками» целыми днями. И подозревала, что он завалит первый же семестр, что ему назначат испытательный срок.

Так и произошло. По окончанию семестра у Рода была просто беда с успеваемостью – настолько, что ему назначили адвайзера и запретили посещать вечеринки.

А еще я смотрела на Рода и видела в нем Сашу, своего брата, видела, как Род совершает те же ошибки. Да, пусть по-другому, но те же, так же отворачивается от реальной жизни, так же стремится к каким-то виртуальным успехам, так же не слушает никого из тех близких, кто пытаются ему помочь, направить на другой путь.

И я поняла, что не хочу на это смотреть. Я решила, что нам с Родом нужно расстаться.

Успех или неудача?

Вики поговорила со своим парнем по душам, и они расстались. И если Род воспринял это спокойно, то нашу героиню разрыв придавил камнем.

Меня накрыло где-то через неделю после расставания. Может, в этом виноват Род, который выдал что-то вроде: «Ну ладно», когда я сказала ему, что нам надо расстаться. Но, скорее всего, все дело во мне.

Может, если бы он начал уговаривать меня не бросать его, это что-то бы изменило. Если бы он поклялся, что забросит свой киберспорт, что улучшит успеваемость, что переведется ко мне, если бы предложил снимать квартиру вместе со следующего учебного года… не знаю, если бы сделал хоть что-то, если бы хотя бы пообещал какой-то поступок… Но он просто сказал: «Пока» и поехал из кафе в свой кампус – наверняка снова «тренироваться» в своей бессмысленной погоне за кибер-славой.

– Получается, что из-за такой реакции Рода и расставание с ним стало более тяжелым?

– Я не знаю, мне не с чем было сравнивать, ведь Род был моей первой любовью, моим первым парнем, моим первым мужчиной. Но да, это его спокойствие и равнодушие меня где-то прибило. Потому что первыми моими чувствами после расставания были обида и разочарование.

– Обида? А на что обижались Вы? Ведь это Вы порвали с Родом, а не он с Вами…

– Да, но из-за чего я порвала? Из-за его навязчивого желания, из-за того, что он никого вокруг не слышал, из-за того, что он стал думать только о киберспорте, и совсем не уделял внимания ни мне, ни родителям с друзьями, ни учебе – никому и ничему, только своим тренировкам.

Конечно, я в чем-то на него обиделась… Но после обиды пришло еще более страшное чувство, ну лично для меня – разочарование. Я была разочарована нашими отношениями. Мы встречались с Родом 3 года, с ним я впервые поцеловалась, ему я рассказала столько своих тайн и личных мыслей, ему я доверяла, как никому другому, с ним я впервые занялась любовью… и все закончилось вот так. Вот так!?

Можно сказать, что он променял меня на игры, на свой киберспорт… ну да, не бросил, но не стал за меня бороться, не стал доказывать – это почти одно и то же. Получается, что какая-то призрачная возможность стать киберспортсменом для него дороже, чем реальная и любящая его я?

Это прямо не укладывалось у меня в голове, и демотивировало, придавливало. Когда я вспоминала о том, как у нас с Родом ничего не получилось, у меня сразу же портилось настроение.

А где-то через пару месяцев я узнала, что у Рода все-таки получилось. Он стал профессиональным киберспортсменом.

– Он стал им за один день? Как это произошло?

– Можно сказать и так. Он выиграл какой-то локальный, но сравнительно известный турнир в штате. И на этом турнире его стиль игры оценил один из членов крутой киберспортивной команды по CS:GO, который присутствовал на турнире в качестве «приглашенной звезды». Название команды говорить не буду, но она действительно крутая и известная, играет крупные международные турниры, ее знают геймеры.

В общем, этот киберспортсмен, уже действующий и популярный в геймерских кругах, предложил Роду место в команде: сначала Род должен был стать, так сказать, стажером, а потом, если хорошо сыграется и покажет себя во время мелких турниров и ивентов, то и пополнить команду на постоянной основе.

Род, конечно, согласился и буквально за ночь стал звездой кампуса. Еще и потому, что закатил вечеринку. Хотя многие парни, насколько я понимаю, не то что знали взявшую Рода команду, но и фанатели от нее, и ее игры – катки, как это называют геймеры – они тоже смотрели. Так что авторитет Рода действительно взлетел чуть ли не до небес.

– Извините за такой вопрос, Вики, но Вы что, следили за Родом? Откуда Вы все это знаете?

– Нет, Вы не подумайте, что я сталкерила Рода. Я даже не стремилась специально что-то о нем узнавать – чтобы не вспоминать и не расстраиваться. Об этом мне рассказал Ник – парень моей подруги Стэфани, который учился с Родом в одном колледже.

Хотя как учился – после этого своего успеха Род снова забил на учебу. Получив предупреждение от колледжа, он стал как-то пытаться исправить ситуацию, но после вступления в команду вообще перестал появляться в колледже – тренировался со своими новыми напарниками.

Такую информацию я регулярно получала от Ника, ведь тогда мы тусили в одной компании и виделись несколько раз в неделю. Он мне и рассказывал. От него же я узнала, что у Рода появилась девушка, что он стал встречаться с красоткой-чирлидершей.

И тут уже я открыла страницу Рода на Фейсбуке, чтобы посмотреть фотки…

– Заревновали?

– Нет, да и почему я должна была ревновать, мы же расстались, Род ничего не был мне должен. Девочка, конечно, была эффектная и очень гламурная – настоящая чирлидерша… Хотя я не хотела думать стереотипами. И точно не ревновала Рода – просто забавно получалось, ведь ко мне тогда активно подкатывал Томми – квотербек футбольной команды нашего колледжа.

Томми очень активно писал мне в том же Фейсбуке, клеился везде, где мы встречались. И через пару недель таких ухаживаний я подумала: «А почему нет?» Тем более внешне он мне нравился – такой мужественный и внушительный, с симпатичной мордашкой. А когда я все-таки согласилась, и мы выбрались на свидание, он приятно удивил меня. Оказалось, что он не просто тупой спортсмен, что с ним можно интересно поговорить на разные темы. Даже стыдно стало, что у меня на счет него были такие стереотипные мысли.

И мы с Томми начали встречаться. Сама не знаю, как так получилось, как-то незаметно для меня, но поначалу было очень интересно. Потому что это оказалось настолько не похоже на те отношения, которые у меня были с Родом. Томми был таким напористым, уверенным в себе, инициативным – постоянно что-то придумывал и предлагал. Сегодня мы шли кататься на роликах в парк, завтра – на пати к его друзьям, послезавтра он приглашал меня на свой матч. Каждый день что-то новое, и я чувствовала, что я в центре внимания.

– А почему интересно было только поначалу?

– У меня прям оговорочка по Фрейду. Потому что потом я сняла радужные очки и стала замечать не только позитив.

Понимаете, Томми очень горяч, но буквально во всем. И если в постели это было круто, потому что гарантировало страстный секс, то в быту это мешало. Я все чаще замечала, что у него, оказывается, слишком вспыльчивый характер. Даже когда мы просто начинали спорить, я уже не говорю о ссорах, его уверенность часто перерастала в самоуверенность, а порывистость – в несдержанность или даже грубость.

Со временем я также начала замечать, какой он ревнивец и собственник. Причем тогда, когда я вообще не давала повода. Я не кокетничаю с другими парнями, особенно если уже с кем-то встречаюсь, это не в моих принципах. Но Томми почему-то этого не понимал и регулярно выносил мне мозг по этому поводу. То я там кому-то улыбнулась, то кому-то что-то сказала, и так далее, хотя ничего такого и близко не было.

И я стала подозревать, что такое его внимание ко мне – это не от желания быть вместе, а от желания контролировать. Да, он хотел не того, чтобы я была рядом, а хотел, чтобы я была рядом именно с ним, хотел всегда знать, где я и что делаю.

– Вспыльчивые ревнивцы – это не редкость. Они встречаются очень часто и, по-моему, от них нужно бежать…

– Соглашусь с Вами, постепенно я пришла к тому же выводу. Я все чаще задумывалась о том, что, наверное, ничего серьезного у нас с Томми не получится. О том, что нам, наверное, лучше расстаться… Вот только не решалась завести об этом разговор.

В итоге все получилось само собой. Мы вернулись со дня рождения одного из друзей Томми. Сам Томми порядочно набрался – он вообще любит выпить, несмотря на то, что спортсмен – и заметил, что у Джима (так зовут его друга), конечно, день рождения, но это не повод строить ему глазки.

Меня уже сильно достала его ревность, вот я и ответила ему, куда он может ее себе засунуть. Мы стали ссориться и Томми меня ударил. Дал мне пощечину, хорошую такую. И я поняла, что это конец наших отношений.

– Обратились в полицию?

– Долго над этим думала. Пригрозила Томми, что обращусь, если он еще раз попробует со мной заговорить или приблизится ко мне. А он звонил и говорил, что погорячился, говорил, чтобы я забыла об этом и вернулась ко мне. То есть даже не извинялся по сути, представляете? А погорячился он, блин! Вернуться я должна. Шутник.

Хотя ничего веселого в ситуации, конечно, не было. Я видела, насколько сильной ошибкой были отношения с Томми. И это не могло меня радовать. Еще и Томми… его вспыльчивый нрав меня пугал, я реально не знала, что он может выкинуть. Я думала, обращаться мне в полицию или нет, и потихоньку депрессовала. Прошла где-то пара недель с того дня, как я ушла от Томми, я все так же грустила, и тут в Фейсбуке мне написал Род.

Написал впервые за почти год с тех пор, как мы перестали встречаться. Никаких новостей я о нем давно не слышала, потому что мало общалась со Стэфани – Томми обрезал все мои контакты, – да и моя подруга тоже уже рассталась с Ником. У меня не осталось инсайдеров…

В общем, Род написал и рассказал, как он на самом деле несчастлив. Не жаловался, а сожалел.

Оказалось, что он все-таки умудрился вылететь из колледжа. Ну этому я не удивилась. Но вылетел он не только из-за того, что попал в команду, а еще и из-за своей новой подружки, Кэт. В нее он, по его же словам, втрескался по уши, и старался уделять ей время. Водил ее везде, ничего для нее не жалел, а на учебу окончательно забил.

Он думал, что учеба ему теперь не нужна, когда он в команде. Что теперь-то он исполнит свою мечту и наконец-то станет профессиональным киберспортсменом и сможет зарабатывать популярность и деньги.

Вот только в команде нужно было еще закрепиться. А Род тренировался и повышал свой скилл не так усердно, как раньше. У него просто не было на это времени – Кэт затаскала его по вечеринкам, кафешкам и тусовкам. И это сказалось – Род провалил пару турниров подряд, и его в итоге не взяли в команду. Он еще и поссориться с членами этой команды умудрился, и крепко, в результате те пообещали, что расскажут всем про-игрокам, что на Рода нельзя положиться, что он обнаглевший нуб – в общем, такую репутацию ему составят, что его больше никуда не возьмут. И его не взяли.

И как Вы думаете, что сделала Кэт, узнав, что Рода выгнали из команды?

– Ушла от него?

– Да, Вы угадали. Причем Род писал, что пока он был в команде, она всячески хвалила его и поддерживала в мыслях, что он уже крутой игрок и практически про. Например, часто говорила, что в той команде, куда его берут, есть игроки, уровень которых он уже перерос.

А стоило Роду вылететь из команды, как она перестала отвечать на его сообщения и брать трубку. А когда он приехал к ней домой, то сказала, что не встречается с лузерами, и чтобы он больше за ней не бегал.

После этого Род, по его словам, о многом подумал и многое понял. Например, то, что Кэт его поддерживала, но на самом деле не желала ему добра, а я была против его желания стать киберспортсменом, но на деле переживала о нем…

И, знаете, я ответила на это сообщение. Не видела причин не отвечать. Да и струнки какие-то Род задел – мне, если честно, было его искренне жаль. И мы стали переписываться, и общались вполне тепло. Кажется, что мы обсудили все, что только могли. Кстати, Род признался мне, что специально тогда вел себя так во время нашего расставания, что еле выдавил из себя это спокойное «Пока», а на самом деле ужасно переживал, но хотел казаться крутым. А после тоже депрессовал, и с Кэт-то начал встречаться только потому, что она липла к нему, а ему хотелось как-то меня забыть.

Единственное, о чем я ему не рассказывала, так это о том, что Томми меня ударил.

И тут, на днях, Род зовет меня на свидание с формулировкой: «Может быть, попробуем еще раз?»… И я до сих пор не знаю, что же ему ответить.

– Почему?

– Не потому, что не хочу попробовать еще раз. За время общения я поняла, насколько соскучилась по Роду, я поняла, что у меня остались к нему какие-то чувства. Но мне стыдно, ведь я в него не верила, а он все-таки почти стал профессиональным киберспортсменом.